Вход Регистрация
Секс

Интим закончится, невроз останется...

26 декабря 2016, в 21:38
Многие уверены: в юности надо все испробовать, «перебеситься» — чтобы, от души нагулявшись, спокойно предаться размеренной семейной жизни. Чтобы никогда не сожалеть о прошедших мимо впечатлениях. Как говорила героиня классика, лучше сожалеть о содеянном, чем об упущенном.

Но вот «перебеситься», как показывает практика, могут отнюдь не все — и даже когда разум жаждет семейных ценностей, тело подчас его не слушается. Обычная супружеская жизнь кажется пресной. Человеку мучительно не хватает острых ощущений, к которым он привык.

Специалисты утверждают, что привычка к этим самым острым ощущениям и сексуальному разнообразию сродни любой другой зависимости. Так же, как, скажем, с алкоголем: один человек после бурной запойной молодости остепеняется и завязывает со спиртным, а другой — спивается и не может жить без бутылки. То же касается и интимной жизни: склонный к зависимости человек впоследствии уже не может обходиться без частой смены партнеров и постельных изысков.

Исповедь свингера


Для справки:

Свинг — это обмен интимными партнерами по договоренности среди супружеских пар. Понятие «свинг» впервые появилось в американской прессе в 1957 году, в публикации одного из мужских изданий о культуре «обмена женами». Свинг как вид досуга получил в США широкое распространение с 1963 года — при условии соблюдения определенных правил: добровольности, анонимности, медицинских справок и пр.

Семен (сейчас ему слегка за 30) «подсел» на свинг вместе со своей первой женой, когда они были еще совсем юными. Сегодня у него позади еще два брака и все еще трепыхающиеся мечты о «нормальной семье» с супружеской верностью и детишками.

Семен Хащанский откровенно рассказывает историю своей интимной жизни:

— Несмотря на молодость, я был женат уже три раза. Все мои жены — прекрасные женщины, но в итоге я не смог жить ни с одной из них. Я свою проблему осознаю, как и ее происхождение. Моя беда — опыт свинга в очень юном возрасте.

По его словам, в свинг приходят по-разному — кого-то приводит партнер, кто-то сам ищет приключений и разнообразия. Семена в свинг-клуб привела его первая жена.

— В какой-то момент моя обожаемая супруга №1 мягко подвела меня к мысли о том, что мы испробовали все, что смогли, — позы, фантазии, ролевые игры. И теперь ей скучно. Я очень переживал, и однажды наткнулся в Сети на рассказ пары свингеров. Мы с женой почитали и отправились на один из сайтов знакомств — искать себе «пару». Разместили анкету, и уже к вечеру мило беседовали с ребятами по телефону. Нас пригласили на лайт-встречу — это такая вечеринка, где пары знакомятся, но пока без секса. Походив на лайт-встречи, мы перезнакомились с кучей народа и решили, что это наш мир. Там нет места пуританским настроениям, комплексам, ревности и пр. В свинге люди интеллигентные, которые жестко отбираются организаторами по предварительному собеседованию.

Как рассказывает Семен, особо жесткие требования у этих самых организаторов к мужчинам-одиночкам, желающим приобщиться к свингу. Они могут прийти только по рекомендации супружеской пары, которая, в свою очередь, имеет собственную безупречную репутацию в свинге.

— Когда я впервые наблюдал, как парень, с которым мы недавно познакомились, целует мою жену, во мне вспыхнуло такое возбуждение, которого я даже не ведал раньше! Та первая свинг-картинка до сих пор стоит у меня перед глазами. После нашего первого раза жена тоже призналась, что, наблюдая, как я занимаюсь любовью с женой ее партнера, получала двойное удовольствие. В общем, в начальной стадии свинга наши отношения даже укрепились, мы стали больше доверять друг другу и больше заводить друг друга при обычном супружеском интиме. Но через пару лет свингерства моя жена заявила, что устала и хочет со мной расстаться. Я особенно не возражал, хотя вначале был влюблен до безумия. Видимо, свинг действительно остужает какие-то глубокие романтические чувства.

Семен вспоминает, как после первого развода продолжал ходить на свинг-вечеринки, заполняя ими пустоту в жизни:

— Тогда я впервые подумал, что свинг стал для меня наркотиком. Но остановиться мне и в голову не приходило. Мне нравился даже не сам секс, а сама атмосфера. Когда в воздухе висит такая концентрация феромонов, что, кажется, еще немного — и произойдет вселенский взрыв! Наверное, это как приход для наркомана или опохмелка для алкоголика.

В одиночестве Семен горевал недолго: через несколько месяцев после развода он познакомился со своей второй женой. Конечно, на свинг-вечеринке.

— Два года мы прожили как в сказке — или как в эротическом сериале. Наша квартира напоминала порностудию. Возвращаясь с работы домой, я перестал удивляться, если кто-то занимался любовью у нас в спальне, а моя жена целовалась с подругой на диване. Моя вторая жена была еще и бисексуалкой. И мне очень это в ней нравилось! Наша жизнь была чудесна... Пока в ней вдруг не проснулся материнский инстинкт. Жена искоренила разврат из нашей жизни и сказала, что теперь мы будем жить как нормальные люди, родим ребенка. Но я уже не мог жить этой ужасной обычной жизнью, «как у людей». Жена несколько раз звонила и умоляла вернуться, обещая крепкую и дружную семью, но я ничего не мог с собой поделать.

Сегодня Семен женат в третий раз и посещает психолога.

— Я пообещал себе: третья жена будет последняя! — уверяет он. — И семья у нас будет нормальная. Моя жена не может принять для себя свинг, но я ее люблю. Да, у нее нет широких взглядов, а я остаюсь внутри свободным от предрассудков, но снаружи хочу прекратить демонстрацию этой свободы. Но это не так-то просто, мне постоянно требуется профессиональная помощь психолога и сексолога. Хочу предостеречь всех: сексуальная свобода затягивает, становятся нужны все более сильные раздражители, и потом вам становится просто тесно в супружеской постели.

Маменькин плейбой, или Казанова поневоле

На Лешу девушки заглядывались лет с 15 — высокий, со спортивной фигурой обаятельный парень занимался легкой атлетикой, заканчивал музыкальную и английскую школы. Проблем с девчонками, как у многих других парней, у него не возникло — они сразу отвечали на малейшие знаки внимания с его стороны, либо вообще сами предлагали встречаться.

— Я рос с мамой и бабушкой, — вспоминает теперь Алексей. — Они обе очень строгих правил. Мы жили очень скромно: на мамину зарплату в НИИ и бабушкину пенсию, но все в доме было направлено на то, чтобы я «стал человеком». И, разумеется, красной нитью проходила мысль о том, что муж и жена должны быть верны друг другу, жить и работать ради своих детей, потом воспитать внуков и умереть в один день. В общем, я думал, что у меня именно так и будет.

Конечно, Леша встречался с девушками, но все они были второстепенными по сравнению с его основными обязанностями по отношению к маме и бабушке. Уже будучи студентом-бауманцем, с весны до осени все выходные он проводил на даче: как единственный мужчина в семье помогал своим женщинам по хозяйству. По выходным подрабатывал, чтобы принести денег в дом. Мама и бабушка не могли нарадоваться на сына и внука и бдительно следили, чтобы его не окрутили раньше времени. Стараясь не расстраивать родительниц, Леша скоро привык легко и безболезненно менять дам сердца. «Эротического отказа», как выражается сам Алексей, он не знал, серьезных планов в отношении женитьбы до маминой отмашки не имел, глубокое чувство ни к кому не посещало, поэтому он спокойно жил себе плейбоем, меняя девушек, как только они начинали хотеть «чего-то более серьезного».

Но когда вуз был окончен и Леша пошел работать в компанию с хорошей зарплатой, мама сказала: вот теперь пора жениться, заводить семью и детей. Бабушка даже отписала Леше свою отдельную «однушку», чтобы было куда привести молодую жену. Дело стало только за выбором.

— И тут я с ужасом понял, что ни на ком не могу остановиться! — признается Леша. — Вроде все нравятся, а особенно — никто. Я чувствовал, что могу легко заполучить любую девушку. Красивых вокруг много, но сердце не екает. А мама, которая раньше радовалась, что у меня ни с кем нет ничего серьезного, прямо вцепилась — хватит гулять, определись! Ну, я подумал-подумал и выбрал Инну. Она была еще студенткой, но у нас в компании стажировалась. Инка у нас в конторе считалась самой красивой, из интеллигентной московской семьи — то что надо. Пригласил в кино, она сразу согласилась. На втором свидании маме показал — понравилась. На третьем свидании у нас уже интим случился, а вскоре она залетела. Так что ухаживать долго не пришлось — через три месяца я был женатым перспективным сотрудником с беременной женой. Мама с бабушкой нарадоваться не могли. Все вроде хорошо, но я не чувствовал никакого счастья. А уж когда Инна ворчать научилась, вообще стал воспринимать ее как маму с бабушкой. Но я надеялся на «стерпится-слюбится»...

Привыкнуть можно было ко многому, но Леше категорически не хотелось ложиться с женой в постель. Вернее, не ложиться, а заниматься там чем бы то ни было, кроме сна.

— Перед Инной было даже неловко. Старался прийти домой попозже, чтобы сразу рухнуть и уснуть, на работе допоздна сидел. А потом там же познакомился с Маринкой. Она только что развелась с мужем и наслаждалась свободой. Я тогда решил про себя, что, видимо, «недогулял», что мне надо еще побыть свободным, побольше познать жизнь и женщин, а иначе в семейной жизни я затоскую. Еще не завершив роман с Мариной, я закрутил с Юлей — и вот тогда мне показалось, что впервые в жизни в моем сердце что-то шевельнулось. Юля была замужем, в какой-то момент обо всем узнали ее муж и моя жена, но нам было все равно.

В результате последовали два тяжелых развода, после чего Алексей переехал к Юле, которая родила ему прекрасного сынишку... Но когда малышу было всего 3 месяца, Алексей снова загулял.

— Мне захотелось какой-то встряски. Пару раз встретился с секретаршей с работы, ничего серьезного...

В тот раз жена, которой добрые люди доложили о романе, простила его. Но после этого был еще один роман, потом еще и еще... Устав терпеть, Юля выгнала его.

«Сейчас Алексей проходит у меня курс психотерапии, — говорит семейный психолог Денис Токарь. — Он пришел ко мне после того, как понял, что из всего множества женщин не может выделить никого. А если выделяет волевым путем, начинает с ней жить, то вскоре теряет к ней интерес настолько, что становится абсолютно беспомощен в интимном плане. При этом с любой новой дамой половая сила возвращается к нему в полном объеме. Могу сказать, что это достаточно распространенная ситуация, которая случается с людьми, привыкшими к частой смене партнеров».

Артельская любовь


Молодой экономист Анна на отдыхе в Таиланде познакомилась с группой ребят своего возраста и своего круга: с престижным образованием, сбежавшими из мегаполисов за покоем и свободой. Жили они коммуной, вели общее хозяйство.

Эти «белые воротнички» в режиме дауншифтинга вовсю наслаждались свободой от условностей. Поскольку никто из 15 членов комьюнити, расположившихся в одном большом доме на берегу океана, в законном браке не состоял, то молодежь вовсю наслаждалась свободной любовью.

— Если бы это были какие-нибудь неформалы, употребляющие наркоту, я бы испугалась, — признает Аня. — Но это были люди, к которым я привыкла и в универе, и на работе — образованные, хорошо воспитанные. И однажды я приняла участие в общей вечеринке. А что мне было терять?

Вечеринка Ане понравилось.

По ее словам, отношения в комьюнити носили очень дружеский характер, члены добровольной «артели» почти никогда не ссорились и по мере необходимости помогали друг другу. Так и интимные связи между членами комьюнити были дружескими — никто никому ничего не обещал, не ревновал и не обижался.

— Каждый мог встречаться, с кем хочет, в любое время, в любом месте, в том числе и с жителями нашего дружного дома, — вспоминает Аня. — Те, кто объединялся в стабильную пару, часто вместе уезжали путешествовать или просто отселялись от нас. А те, которые просто приятно проводили время, соединялись на очень короткие промежутки. Но у всех новичков «крещение» проходило, конечно же, на вечеринке — у нас ее называли «пати».

Пати происходила каждый пятничный вечер и часто растягивалась до понедельника.

— В пятницу вечером все собирались в саду нашего дома, — рассказывает Аня. — Свою первую вечеринку я очень хорошо помню: был прекрасный ласковый вечер, все расположились в саду на низких топчанах, курили кальян, потягивали вино. Сначала беседы были интеллектуальные — о чем-то спорили, обсуждали фильмы и книги. Потом стали петь под гитару, а когда все уже расслабились, стали прикладываться на циновки прямо в саду, кто-то обнимался, кто-то целовался... Ко мне подсел один из наших парней, сначала рассказывал мне что-то, поглаживая по коленке...

Аня задержалась на острове до весны, а когда там настала невыносимая жара, перебралась с той же компанией в Тибет. В общей сложности «дауншифтерствовала» целый год, а когда ее финансовые ресурсы истощились, вернулась домой, полная решимости продолжить нормальную жизнь — выйти на работу и замуж. Все это вскоре ей действительно удалось: хорошая зарплата, жених — коллега в области финансов, красивая свадьба. Потом рождение дочки, декрет, снова выход на работу... А потом Аня отчетливо поняла, что не может жить и спать с одним мужчиной — такое однообразие ее убивает, нагнетает тоску, вызывает раздражение. Она сама догадалась, в чем тут дело:

— Тот год свободной жизни в Азии принес мне множество новых незабываемых впечатлений и опыта, в том числе и в интиме. Был опыт и лесби-отношений, и когда каждый день новый партнер, и когда несколько партнеров за один день... Я просто любопытная и не ханжа, хотелось все испытать. Но в душе я всегда была за традиционный секс, за супружескую верность. Даже не представляла, что меня когда-либо снова потянет на такое!

Аня очень ценит свою семью и мужа и совершенно не знает, как ей теперь быть.

— Эксперименты юности, чем бы они ни были продиктованы, могут сыграть с вами злую шутку и привести к последующему так называемому «половому неврозу» — когда нормальные интимные отношения в рамках семьи становятся невозможными, — поясняет психолог Денис Токарь. — В какой-то степени это, конечно, лотерея: как с алкоголем — пробуют все, но алкоголиками становится лишь часть.

Трудно советовать молодежи вообще не совершать никаких экспериментов. Однако можно порекомендовать в пору до законного брака идти лишь на тот опыт, который не противоречит концепции семьи в целом. То есть если многочисленные романы следуют один за другим с каким-то временным промежутком — это поиск своей половинки. А вот если они развиваются параллельно, это уже наличие нескольких партнеров одновременно. То же самое касается всяческих экспериментов на грани дозволенного. По оценке сексологов, в ряд таких «зависимоемких» способов «перебеситься» попадают садомазо-, гомо- и бисексуальные эксперименты, эксгибиционизм и вуайеризм (демонстрация голого тела и тяга к его тайному созерцанию). Встречается также пристрастие к странным ролевым играм — например, игра в армию, в больницу, в кастинг (в модели, в кино, на ТВ).

А вот что говорит израильский сексолог Марина Шантер:


— На приеме у сексолога многие — как мужчины, так и женщины, — признаются, что втайне мечтают попробовать «что-нибудь запретное», а останавливают их не столько моральные аспекты, сколько страх попасться на «непристойном приключении». Посоветовать тут можно только одно: если вам невыносимо хочется изведать все дебри большого секса, то пускайтесь на эксперименты в паре — не обязательно со штампом в паспорте, но с партнером проверенным, надежным, которому вы полностью доверяете и который тоже согласен на совместный опыт для разнообразия в вашей общей постели.

А еще лучше, если этот партнер будет вами искренне и взаимно любим, потому что тогда у каждого из вас вдвое больше шансов быстро вынырнуть из омута эротических экспериментов с искренней уверенностью: по сравнению со взаимной страстью двоих влюбленных любой кайф — ничто.
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться, или если Вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.
Копирование статей с сайта возможно только при установке прямой html-ссылки на сайт Сайт Онлайн знакомств. Чаты, любовь, отношения, поиск партнера., открытой для индексирования! Копирование без соблюдения авторских прав, будет преследоваться по закону!